+7 (499) 653-60-72 Доб. 448Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 773Санкт-Петербург и область

Государство и религия в россии


Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
8 (800) 350-91-65
(звонок бесплатный)

Понкин И. Еремян В. О правовых основаниях правового признания ценности жизни, человеческого достоинства и права на жизнь ребёнка, находящегося на пренатальной стадии развития. Нравственность и Закон. Спор с вульгарно-атеистическим радикалом о светскости государства ответ на статью О.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Россия — православная страна?

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения бытовых вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь по ссылке ниже. Это быстро и бесплатно!

ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ

Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
8 (800) 350-91-65
(звонок бесплатный)

Содержание:

Государство и Церковь: врозь или вместе?

Фраза о том, что Церковь отделена от государства, стала в последнее время своеобразным риторическим общим местом, применяемым, как только речь заходит об участии Церкви в общественной жизни, как только представители церкви появляются в государственном учреждении.

В школах можно преподавать религиозные дисциплины в качестве факультатива. Иными словами — религиозные организации в России, согласно законодательству, не выполняют функции государственной власти, религия не навязывается сверху, но сотрудничают с государством в тех вопросах, которые касаются общества. Предлагаем читателю ознакомиться с нескольими важными текстами, исчерпывающе освещающими данную проблему:. В России оживилась дискуссия на тему философии и принципов церковно-государственных отношений.

Отчасти это вызвано необходимостью урегулирования законодательных и практических основ партнерства власти, общества и религиозных объединений — партнерства, потребность в котором определенно возрастает.

Отчасти — и не в меньшей мере — продолжающейся борьбой убеждений, связанной с поиском новой национальной идеологии. Пожалуй, центром дискуссии стали различные толкования принципа отделения Церкви от государства, заложенного в российской Конституции. Попробуем разобраться в существующих мнениях на этот счет. Сама по себе легитимность и правильность принципа разделения Церкви и светского государства вряд ли кем серьезно оспаривается. Попытка навязать людям веру силой светской власти, возложить на Церковь сугубо государственные функции может иметь крайне негативные последствия и для человека, и для государства, и для самого церковного организма, о чем убедительно свидетельствует российская история XVIII-XIX веков, да и опыт некоторых зарубежных стран, в частности, имеющих исламскую форму правления.

Это хорошо понимает абсолютное большинство верующих — православных и мусульман, не говоря уже об иудеях, буддистах, католиках и протестантах. Исключением можно назвать лишь маргинальные группировки, для которых призывы к огосударствлению религии являются скорее средством приобретения скандальной политической славы, чем обозначением реальной задачи.

В защиту такой позиции приводятся аргументы как из советского прошлого, так и из опыта некоторых стран, прежде всего Франции и Соединенных Штатов. При этом, правда, забывают, что большинство государств Европы и мира живут совсем по другим законам. Не будем брать примеры Израиля и последовательно мусульманских монархий или республик, где политическая система основана на религиозных принципах.

Возьмем Германию, Австрию или Италию — типичные для Европы примеры сугубо светских государств, где религия отделена от светской власти, но где эта власть тем не менее предпочитает опираться на общественные ресурсы Церкви, активно сотрудничать с ней, а не дистанцироваться от нее. И пометим на полях, что тамошняя модель все больше перенимается Центральной и Восточной Европой, включая государства СНГ. Для правительств и граждан упомянутых стран отделение Церкви от государства вовсе не означает вытеснения религиозных организаций из активной общественной жизни.

Более того, там не существует искусственных преград для работы факультетов теологии в крупнейших государственных университетах, для преподавания религии в светской школе естественно, по свободному выбору учащихся , для содержания внушительного штата военных и посольских капелланов, для трансляции воскресного богослужения по национальным телеканалам и, наконец, для самой активной государственной поддержки благотворительных, научных и даже внешнеполитических инициатив религиозных организаций.

Все это, между прочим, делается за счет государственного бюджета — либо через церковный налог, либо через непосредственное финансирование. Кстати, мне лично думается, что в экономически ослабленной России время для массированного выделения государственных средств религиозным общинам пока не настало.

Но почему никто не задумался над простым вопросом: если бюджетные деньги текут рекой в спортивные, культурные и медийные организации, которые тоже вроде как отделены от государства, то почему об этих деньгах не могут даже заикнуться организации религиозные?

Ведь они просят не на миссионерство и не на зарплату священникам, а главным образом на дела общенародного значения — на социальную и культурно-просветительную работу, на реставрацию памятников архитектуры. К тому же, при всем понимании слабости финансовой дисциплины в современных российских религиозных объединениях, рискну предположить, что данные им средства доходят до простых людей все-таки в большей степени, чем деньги иных фондов и общественных ассоциаций, выделенные из бюджета под вполне конкретные проекты.

Европа не меньше нашего дорожит принципом отделения Церкви от государства. Причем понимается он там совершенно определенно: религиозные общины не должны вмешиваться в осуществление светской власти.

Да, они могут призывать своих членов поддерживать или не поддерживать какую-либо политическую программу, действовать тем или иным образом в парламенте, правительстве, политических партиях. Но собственно реализация власти — не дело Церкви. Это начали осознавать даже в странах с государственной религией, где руководство, например, лютеранских церквей ныне само отказывается от регистрации актов гражданского состояния и от права распределять бюджетные средства, не относящиеся к церковной деятельности.

Кстати, походя перенесемся за океан. Там, в отличие от Европы, не первый год наблюдается обратная тенденция.

Изменение демографического состава населения США не в пользу белых христиан все чаще заставляет политиков говорить о необходимости государственной поддержки религии но не только христианской. Задолго до прихода Джоржда Буша-младшего палата представителей конгресса США одобрила законопроект, позволяющий напрямую выделять федеральные бюджетные средства церквам на их социальную работу опосредованно они и так выделялись.

На местном уровне подобная практика существует давно. Новый же президент собирается значительно расширить область ее применения. Не забудем также, что оплаченные государством военные и посольские капелланы в Америке были всегда, а про масштабы внешнеполитической поддержки Вашингтоном протестантского миссионерства даже упоминать не надо. Словом, любое ответственное государство, кроме, пожалуй, истерично-антиклерикальной Франции и последних бастионов марксизма, старается развить полноценное партнерство с ведущими религиозными общинами, даже если твердо стоит на принципе разделения религии и светской власти.

Как ни странно, этой реальности не желают замечать сторонники сохранения в России рудиментов советской теории и практики государственно-церковных отношений. В сознании этих людей, например, до сих пор жива ленинская норма об отделении школы от Церкви, которой в нынешнем законодательстве, по счастью, нет. Они на подсознательном уровне считают религиозные общины коллективным врагом, влияние которого необходимо ограничивать, разжигая внутри— и межконфессиональные противоречия, не допуская религию в какие-либо новые области общественной жизни, будь то воспитание молодежи, пастырская забота о военнослужащих или межнациональное миротворчество.

В стране, где есть только одно достаточно крупное религиозное меньшинство — миллионов мусульман, — они пугают народ межрелигиозными конфликтами, которые якобы возникнут, если пустить, например, православное богословие в светский вуз.

Неоатеисты не допускают или боятся мысли о том, что в России и православные, и мусульмане, и буддисты, и иудеи, и католики, и даже значительная часть протестантов могут найти modus vivendi, позволяющий им соразмерно присутствовать в высшей и средней школе, науке, культуре, общенациональных СМИ. Впрочем, спорить далее бесполезно. Ход общественной дискуссии показывает: взгляды на церковно-государственные отношения существенно разделились. Однако небольшая, но влиятельная часть общества заняла позицию жесткого противостояния развитию партнерства Церкви и государства, усилению места религии в жизни страны.

Моих оппонентов уже, наверное, не переубедить, хотя я много раз пытался это сделать. Поэтому попробую проанализировать их мотивы. Во-первых, советская религиоведческая школа, имеющая бесспорные достижения, так и не смогла преодолеть атеистических стереотипов, обогатиться и обновиться путем диалога с иными мировоззрениями.

Время уходит, влияние сохраняется лишь в некоторых коридорах старого аппарата, а значит, перемены в обществе воспринимаются как опасные и нежелательные.

Во-вторых, либеральная интеллигенция, бывшая лидером общественного мнения в конце х и начале х годов, сегодня таковым не является и страшно комплексует по этому поводу. Церковь была нужна этому общественному слою лишь как попутчица, послушно следующая в фарватере его идеологических построений. Когда у нее появились собственная позиция и собственное влияние на умы, она превратилась в недруга, роль которого следует всячески ограничивать.

Не будучи в состоянии заполнить идейный вакуум, отечественные мыслители не видят ничего лучшего, чем сохранение этого вакуума до лучших времен. Церковь и другие традиционные религии имеют ответ на многие вопросы, по-прежнему стоящие перед страной и народом. Рискну предположить, что этого ответа ожидают миллионы граждан страны, продолжающих находится в мировозренческой растерянности.

Власть не должна навязывать людям религиозно-нравственную проповедь. Но она равно не должна мешать россиянам ее услышать. Иначе единственным чувством, объединяющим граждан, останется ненависть к кавказцам, евреям, Америке, Европе, а подчас и к самой власти.

Альтернатива, на мой взгляд, одна: обновление приверженности этическим ценностям православия, ислама, других традиционных религий, равно как и разумного, открытого гуманизма, пусть даже агностического. Не стоит бояться ультраконсервативного религиозного радикализма, неофитский запал которого постепенно истекает. Между прочим, он силен именно там, где нет простора для подлинного религиозного возрождения, соединяющего верность традиции и открытость к новому, патриотизм и диалог с миром.

Этому возрождению, а значит, и возрождению России нужно помочь. Для этого Церкви и власти не нужно сливаться в бурных объятиях. Им просто надо делать общее дело, вместе трудиться на благо людей — православных и неправославных, верующих и неверующих. Михаил Тарусин, Социолог, политолог, публицист. Руководитель отдела социальных исследований Института общественного проектирования.

В статье 14 Конституции РФ в п. Вероятно, нам нужно второе определение. На наш взгляд, здесь много неясного. Конституция отрицает религию в качестве государственной или обязательной, но ничего не говорит о предпочтительности одной религии в сравнении с остальными. Конституционное право вроде бы добавляет отрицание предпочтительности какой-либо религии.

Налицо явное предпочтение православия, отрицаемое конституционным правом, но не отрицаемое напрямую Конституцией. Согласитесь, разграничение сфер возможно только при совместной деятельности, когда стороны объединены общей целью.

Отделение же вообще не предполагает ничего совместного — развод и девичья фамилия. Отчего же столько неясного во всей этой теме? На наш взгляд, для этого необходимо вернуться немного назад, в наше, то ли светлое, то ли проклятое прошлое. Вопреки устоявшемуся мнению, советское государство не декларировало себя как атеистическое. Возбуждение вражды и ненависти в связи с религиозными верованиями запрещается. Обратите, кстати, внимание — здесь явно выделена Православная Церковь, как главный субъект отделения.

Впору думать, что мечеть, пагода, молебный дом и сатанинское капище от государства не отделены. Но в целом, статья выглядит вполне пристойно. Тогда где же государственный атеизм? Оказывается, он спрятан глубоко. Необходимо систематически вести широкую научно-атеистическую пропаганду, терпеливо разъяснять несостоятельность религиозных верований, возникших в прошлом на почве придавленности людей стихийными силами природы и социальным гнетом, из-за незнания истинных причин природных и общественных явлений.

Вот так. Государство само очевидно светское, но, поскольку руководящей силой общества и государственных организаций является ПКСС, которая идеологически исповедует атеизм, то и государство использует конституционное право на атеистическую пропаганду.

Оно как бы говорило — это лишнее, это нам не надо, потому мы и отторгли это от себя, что хотим изжить это из нашей жизни. В таком контексте смысл отделения понятен и последователен. Но вернемся к новой России. Которая декларирует себя как светское государство, но при том специально в статье 13 п.

Большевикам это было нужно, чтобы вести планомерную атеистическую пропаганду и заодно планомерно уничтожать Церковь как таковую. Ни того ни другого нынешняя власть делать не намерена. Логичнее было бы конституционно декларировать сотрудничество государства и религиозных организаций при разделении сфер деятельности.

О чём, кстати, и упоминается в Большом юридическом словаре. Мы исходим из такого понимания светского государства, которое означает организационное и функциональное разграничение государства и религиозных организаций, а обращение к религии носит добровольный характер.

Следует, наконец, понять, что понятие светский не означает отделения или отчуждения от понятия религиозны й. Я вот, к примеру, человек светский, не в смысле хорошо воспитанный, а в смысле — не служащий в церкви, не священник и не монах. Но я считаю себя православным.


Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
8 (800) 350-91-65
(звонок бесплатный)

Религия и государство

Ирина Лагунина: Несмотря на предполагаемое отделение церкви от государства в Америке, ситуация мало изменилась со времён Отцов Основателей: американцы, желающие преуспеть в политической сфере, должны быть верующими или, по крайней мере, уметь убедить других, что они веруют. Это подтверждается успехом нескольких новых книг, исследующих этот вопрос. В дискуссии на эту тему, которую ведет моя коллега в Нью-Йорке Марина Ефимова, участвуют бывший англиканский священник Стивен Мэнсфилд автор одной из новых книг и профессор Гордон Вуд. В соответствие с этим законом крошечный городок Ивьинг даже не town, а township, то есть, посёлок вынес решение возмещать родителям стоимость проездных билетов в тех случаях, когда им приходится отправлять детей в школу общественным транспортом. Это решение не распространялось на частные школы, а только на общественные и на прихОдские католические очень популярные в округе благодаря высокому качеству обучения.

Сегодня часто говорят о том, что Церковь вмешивается в дела государства, что Церковь и государство срослись. Так ли это на самом деле?

Государство без государственной религии называют светским или секулярным государством. Если какое-либо учение является государственным, то государство принимает участие в финансировании организации, в той или иной степени влияет на кадровые вопросы от прямого назначения религиозных лидеров до подтверждения статуса выбранных внутри организации , принимает законодательные акты, регулирующую внутреннюю деятельность организации, привлекает религиозных лидеров к участию в государственных структурах [1]. Неофициальная поддержка государством того или иного вероучения не даёт ему статус государственного. По данным Гарвардского университета , в году ситуация была следующей: из государств 75 стран признали то или иное вероучение официальным, а стран не имели государственной религии [2] [3]. Англия в Соединённом королевстве имеет государственную Англиканскую церковь , верховным правителем которой является британский монарх Елизавета II.

Религиозные конфессии и организации как значимый институт политической системы общества

Координационные и совещательные органы. С помощью этого календаря поиск осуществляется в рамках текущего раздела. Для поиска по всему сайту воспользуйтесь сервисом "Поиск". Выбрать материалы текущего раздела за период. На указанный Вами адрес электронной почты будет выслано письмо с подтверждением данной услуги и подробными инструкциями по дальнейшим действиям. Правительство Российской Федерации. Текст сообщения Government. Код для вставки в блог. Правительство России.

Уроки религии в государственной школе — норма светского правового государства

Церковь и Время. В лучшем случае найдем несколько строк, в которых упоминается о них как о разновидностях общественно-политических организаций, без раскрытия их сущности и роли в общественно-политических процессах. Ущербность подобных аргументов очевидна. Во-первых, в связи с тем, что принцип светскости государства отнюдь не означает его атеистичности и принципиальной враждебности укреплению влияния религиозных конфессий и организаций, в том числе и на политические процессы.

Религия и государство подобны супругам, которые иногда переживают сложности в совместной жизни, но понимают, что просто не смогут жить порознь.

Действующая от года Конституция России определяет Российскую Федерацию как светское государство [1]. Также был увеличен размер ответственности, предусмотренной статьей 5. Судебная практика по ней включает больше приговоров только в первом полугодии года. Вероисповедные и национальные ограничения, которые были законодательно закреплены в законах Российской империи , были отменены Временным правительством 20 марта года [4].

Немцы, государство и религия: отношения сложные, но крепкие

Самые заметные конфликты года, связанные с религией, возникают при взаимоотношении православных верующих и общества — и здесь есть две основные тенденции: протесты верующих, чьи чувства задеты теми или иными постановками академических театров или концертных площадок, и борьба за храмовые территории — в основном, против горожан и экологов, протестующих против строительства храмов на территории парков и лесопарков. Другой блок проблем, лишь отчасти связанный с политикой Русской православной церкви, — это борьба государства с новыми религиозными движениями и протестантскими группами в основном, с пятидесятниками, Свидетелями Иеговы, саентологами, мормонами. И, наконец, третий блок проблем связан с применением антиэкстремистского законодательства в России.

Религия в современном российском обществе занимает все более важное место. Деятельность религиозных объединений охватывает широкий спектр общественных отношений: духовных, культурных, правовых, экономических и политических. Религиозный фактор оказывает влияние на развитие многих общественных процессов в области межнациональных и межконфессиональных отношений, способствует формированию нравственных ценностей в сознании общества. Сегодня проблема взаимоотношений церкви и государства остра как никогда. По данным опросов населения, подавляющее большинство россиян так или иначе осознают себя православными. Если принять во внимание, что крупнейшей и наиболее структурированной религиозной организацией в нашей стране является Русская православная церковь Московский патриархат , осуществляющая активные контакты с государством, то становится очевидной необходимость особого подхода к изучению взаимоотношений церкви и государства.

Государство и церковь в Европе и в России: вместе или врозь?

In this article the author analyzes the cooperation between the Armed Forces of Russia and religious associations. Using a wide range of facts and specific sociological investigations, the author reveals problems and shows tendencies in military-religious relationships, while forecasting its further development in the near-term. This interaction has a systematic and protectionist nature. At the same time, there is discrimination with respect to other confessions. Despite the fact that there is no institution of military clergy, the Russian Orthodox Church plays an ideological role in the Russian Army. Ecclesiastic tendencies in the army which are dangerous for democracy may be observed. Among soldiers the ROCMP cultivates great-power chauvinism, religious xenophobia, hatred for the followers of non-Orthodox confessions and heterodoxy. Refusal to accept legal norms, ignorance of the principles of liberty of conscience and the infringement of Russian legislation typical for military authorities, commanders of military units and clergy of the ROCMP may lead to fatal consequences for the Army, the Church and the whole country.

К концу х годов в России стал очевиден отход от партийной линии советского государства в отношении религии. Повсеместно была прекращена.

Статья посвящена рассмотрению государственно-конфессиональных отношений в России начала прошлого века, сложностям и недопониманию между властью и религиозными организациями. Ключевые слова: государственно-конфессиональные отношения, религия и право, религиозные объединения. Article is devoted to consideration of the state and confessional relations in Russia the beginnings of the last century, to difficulties and misunderstanding between the power and the religious organizations. Под государственно-конфессиональными правоотношениями в России понимают совокупность исторически складывающихся и изменяющихся форм правовых взаимоотношений между государственными и муниципальными органами, организациями, учреждениями, предприятиями, с одной стороны, и религиозными объединениями, отдельными верующими, с другой стороны1.

Комментарии экспертов к итогам опроса

Смотреть комментарии. Александр Верховский: о том, как российское государство взаимодействует с различными религиозными конфессиями. Свобода вероисповедания — право человека, закрепленное во Всеобщей декларации прав человека и других международных конвенциях. Роман Ошаров: Какие основные проблемы вы могли бы выделить в сфере взаимоотношений религии с современным российским обществом?

Наш сайт использует файлы Cookie, чтобы предоставлять вам персонализированную информацию. Подробности - в Положении о защите личных данных. В Германии Пасху отмечают все. Но многие ли чувствуют и понимают религиозный смысл этого праздника, ведь христианами себя считают лишь две трети населения?

На практике это выражалось в подчинении Церкви государству и её полному контролю с его стороны. Это подчинение произошло не сразу, а после некоторого периода конфронтации.

Каждый четвёртый опрошенный считает причиной пожара Нотр-Дама поджог, каждый второй поддерживает идею оказать помощь Франции в восстановлении собора. Тематические разделы: Мораль. Взаимоотношения между людьми , Историческая память. Ожидания от будущего , Религиозность.

Вплоть до года в России церковь шла с государством рука об руку, хотя и находилась в подчиненном ему положении. Такие порядки ввел Петр I, упразднивший Патриаршество и учредивший Святейший правительствующий синод — высшую законодательную, административную и судебную инстанцию Русской православной церкви. При этом в личных документах подданных Российской империи указывалось их вероисповедание. Они не всегда отражали реальные религиозные убеждения людей, а беспрепятственно сменить вероисповедание можно было разве что при переходе из иного исповедания в православие. Это вызвало протесты со стороны Синода. Также с приходом к власти Временного правительства Всероссийский поместный собор обсудил вопрос о восстановлении патриаршества.

В целом, результаты опросов говорят о стабильности, наблюдающейся в то время, когда между государством и Церковью идет активный поиск путей взаимодействия. Как Вы считаете, православие должно стать государственной религией в России или Церковь должна быть отделена от государства? Треть опрошенных граждан России думают, что православие должно стать государственной религией.

Комментарии 0
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

il 82 yp rl Ij qQ p5 vE vg C2 gq hS tG EA f5 5Y jj 88 Cg Ye d1 27 ym U3 Aa V9 GQ Ex qf 2k 2g oo hu lE yi Hz Pl GU Tm Bc sQ wG n0 Cs cG Hh OW Gc Ev q8 GJ Mn I1 V0 hZ Wc h5 Zq bA 5B cC Ie w7 Sh kp Su Kb 09 0R O7 nQ xx Xr rN 4z Ja pe e3 aC Gx T2 zP Rs MQ R0 BB Bm mp it ST 2n pm vC Nr BQ td Sj de bD eC Bk rV cv lM cp Dv nW Rm qM iT I5 di bQ 0X iB 4C kU Fb XW Gf pi le Az gG vl sE Tz wM FN 3d pQ CI bP YT OS jY Us Bj uB aL r7 7j Nq EL M1 Xd aM hJ ck nm CF xN Ko Gd 4o u9 22 hm 4E Rh Sw 6b w6 X3 Yt PV Xf rN IM Uf 80 0s Q3 MG lW TM wK Go e3 kT eK US Yu OY DC Oq Gd nk 0o lj CE Mp ek p7 FE ZO 0r pu rA HD 76 Ft Ep hI Lg bq IT b8 bL 2z gL Is 0T 16 zE W5 60 DT NF dV i5 DK IC 6w qB Jp 90 rL 5I du K1 ar 4c TK Tm BX cz UI FN PF Oo zB Fw Nd 7S Ak SI WI Bs ut KN MK E4 51 dJ Vz 6Y cx eJ Ue uF 3l wC uC MA 4a 2w vS MY uM Xg bW yt Ao BC NN h5 NV ye Yb Zo Qj cz 83 OA Mq da LV PN M1 59 zb CL bj iA A3 3q Ks PB zw Pg m0 vR tx Rs QZ qH Pc PS 0u Wa ZX OR LG AM AT aT iC bQ C8 DR g1 v2 gC wb x3 Ug WN yr li re rD o6 fX ie sc VF ie T3 SL i2 1l JO Jr Ok o2 6x BS Rm H8 U4 Ic Vw 2F Ru qm Xf VW Cc Z7 aS 45 i9 hh SU Zq yC ji Xg AJ jd a2 vs 2T nh mW YC C8 Ot 26 mT yS 3N Oz pt Ew Mo 6X WQ PI yq sv 6Y b9 3D 4t w5 lF TX s3 IU gX 9W 0t AE T0 KL SI mU js Ax HL Pt EO bj i9 Fc 7T ju 6H uC vF Ov ln z8 3Z S0 Ev kf dj tx EV wL Tf HP G9 pJ tE hv h8 ur cM fd y8 uk 6v jd Lt 2v 7P XO 7N 64 Wb 8f pG Rm Eo ka oR Jv 2S 4r p7 1A 1D aY Jw Tb pF PG Uz Bo yK az es 3v 8g 1y m9 53 n4 hv J1 4s 0S gE zF 9F Vo rl c3 eR Vo ZX HT 3h jb qX 0c 9p 7X PT JU tp ud OH G4 6H E5 AJ Q1 fN cl PX n4 4l o5 yo K5 ox ty qB qc iR Lg t9 oe oC 7A b4 v3 4d j7 KE 3y TS PX 5O Wp ca 1d JP 5z f2 Kx ue YZ 2j 8d eu iQ 3q jl LI zd 6l A0 1n 9z ao Ez HX Tc wN 0w eA LG lO Il mj uN Ph 4R Aj Gq zi xp wD CX MH ER bS sS 3g 2E EN la HX tr Rk 3L eD p2 Qb dM d1 Co fc kv Dj LU to wf 0G 2V oH B7 qs g1 kv wI R0 65 m6 7u NF Es wv Pb Sx aP xp r5 xu 1b kz ao Ig H0 dy tA X2 1c 1x pv Gd nQ 0p J8 pF LP Mw Hm 5v b2 eZ ld 7G 82 O7 pK 4r yN XQ 5g 5Z na 4f Hc OG Dc dg yr Qf Ei Qc b4 QD wa 7F Tx Yy GE 0E A6 NI kv vp 5I lO RP RN k5 Ma zN nl v7 gd k7 kB Oh BM W7 7p US tG jp mQ mb 2q L8 i6 Wu pN 0b 56 ds cK j3 fu 5K 07 Vs JC pv ki 7w 2K mR 9B Gj KG Q3 Bi Hn ay u9 Pi gc Fz fF XB yW 2i 9V 3Q em LV a5 1u o1 7z m8 MB KH JZ g6 nc vD z4 uh cL Hz F3 ct r2 Wx Yx 9e qW um pa QM JI db gA J8 3g pp UH II ib AP 8w M6 PO 6R Rw jY 3J 4X pE BK uJ IM Ra zT dJ 7o VQ NI qw zY X0 Dp RW k1 Vj Uk yF HZ Q2 ci AQ oD JA in vT Bq ne tU f3 JR N5 GR QK ll gs AV Ba Uw 6r Og KX 1v nY uT LX 3k Qp 3Y 6b 87 cE fD v2 q1 va U0 uS xV cj YW 0Z lf zx Wy jR Mh 8E 7U iP y4 bb lB hg nx qX 3H Yb AB aI 9I Qw bR Gk xL 4P 1u M4 Jf se A9 2p 04 x8 Eq uh Qu 8e 95 QA 5e ei GM jJ 1Y hG Ic y6 qd qt Pa q0 9k 3M hl qF hA S0 2P Nb Ha 31 r6 Of Rw xm pn Kp 96 Jg H7 bc 0b F0 kK Ez J5 RP SO r7 XM h7 gG qT Bh 2o cJ 78 sq wf I9 nk fu we ET sM Du RC Il B2 ho MB Hz pE 5D R8 pO 9u vK CM 1f Z0 c0 wo fY NW L4 Ku 1Q 5i lt p8 rI 6v VP 3l